RADIO

GIPSY VOICE
radio

ЦЫГАНСКИЕ СТРУНЫ
радио

Пятница, 26.05.2017, 19:45
Главная
Регистрация
Вход
Цыганский портал!!!приветствую ромалэ!!зачан!!
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Главная » Статьи » Мои статьи

Судьба цыган в период нацистского террора
Приход Гитлера к власти в Германии означал победу крайнего национализма. Германия тогда была практически моноэтничным государством, с двумя крупными национальными меньшинствами: евреями и цыганами. Один этот факт диктовал идеологам расовой исключительности выбор первых мишеней для преследований. Так называемые «Нюрнбергские законы», принятые 15 сентября 1935 года, объявляли еврейский, а вслед за ним и цыганский народ расово чуждыми группами.

В идеале этническая карта Европы представлялась вождям Третьего рейха вовсе без цыган. Поначалу, не зная о коротком сроке, отпущенном им историей, фашисты склонялись к методам, растянутым лет на шестьдесят-семьдесят. Немецкие врачи в конце тридцатых годов отрабатывали методы стерилизации. Тогда избавление от цыган замышлялось бескровным: медленная казнь не должна была привлечь к себе особого внимания и сочувствия. Ее трудно было бы заметить со стороны, поскольку конкретным людям позволено было бы дожить свой век (принося при этом пользу рейху). Несмотря на то, что нацистская пропаганда всячески муссировала миф о «преступном народе», немецкие цыгане-синти к середине XX века уже стали составной частью общества. Они торговали в магазинчиках, выступали в цирках, работали в мастерских и даже в государственных учреждениях; их дети учились в школах, юноши служили в армии, получая за храбрость железные кресты.

В среде национал-социалистического руководства до самого конца Третьего рейха боролись две точки зрения на пути решения «цыганского вопроса». Выбор стоял между стерилизацией и физическим истреблением. Однако, до принятия окончательного решения, проводились подготовительные действия, необходимые и для того, и для другого пути. Цыган Германии брали на учет с тем, чтобы никто не избежал общей участи. В 1936 году при министерстве здравоохранения был основан центр по изучению цыганской проблемы (получивший вскоре название Центра расовой гигиены). Картотека первоначально включала только 19 000 имен, причем часть данных устарела, поскольку некоторые люди уже покинули страну. Таким образом, немедленное начало репрессий означало бы, что половина диаспоры имела шанс спастись путем подделки документов, перехода границы и т. д. Выявление всех цыган Германии было поручено доктору Риттеру, и он со своим аппаратом справился с поставленной задачей. К февралю 1941 года Р. Риттер имел 20 000 карточек, а к весне 1942 года на учете было уже 30 000 человек. Основным методом был допрос обо всех родственниках — так составлялась подробная генеалогия. Если цыгане отказывались называть имена, им грозили концлагерем или стерилизацией. Над уточнением данных работала полиция, опрашивались соседи. На учет были взяты даже цыгане, служившие в вермахте, авиации и на флоте, а также дети в приютах. Была составлена статистика, учитывающая этнический фактор: помимо синти в отдельных графах были указаны повари, кэлдэрары и представители других цыганских групп, проживающих в пределах рейха. После поражения нацизма кабинетные ученые избежали ответственности, солгав, что не знали окончательных целей своей работы.

Итогом карательной политики была гибель более чем полумиллиона европейских цыган и стерилизация многих тысяч цыган, принадлежавших к молодому поколению. Нацисты действовали по трем направлениям:

1. Стерилизация (которая началась во второй половине 1930-х годов).
2. Казни на оккупированных территориях (которые шли с 1941 года).
3. Истребление в концлагерях (начавшееся весной 1943 года).

Таким образом, геноцид против разных групп цыган имел разные формы и проводился не единовременно. Исходя из этого мы будем рассматривать по очереди отдельные направления преступной нацистской политики. Следует особо подчеркнуть, что цифра 250–500 тысяч погибших, фигурирующая сейчас в специальной литературе, неточна. Сводя данные по разным странам, историки пользовались самыми приблизительными и, по их же признанию, заниженными оценками. Приведем лишь один пример. В цыганологических исследованиях (Д. Кенрик, В. Рюдигер и др.) потери цыган Латвии оцениваются в 2 500 человек. И везде дается ссылка на один-единственный источник — мемуары Я. Кохановского, уроженца Латвии, который жил во Франции со времен войны и не имел возможности дополнить личные воспоминания какими-либо данными архивов, воспоминаниями других цыган и т. д. Можно ли всерьез воспринимать статистику, основанную на столь фрагментарных фактах?

В первые послевоенные десятилетия сохранялся шанс на то, что данные будут уточнены. Еще были живы свидетели геноцида — как цыгане, так и местные жители. За этот период была проведена огромная работа по увековечению памяти жертв фашистского террора — евреев по национальности. Это не удивительно: евреи отличались более высоким уровнем образования; исследование Холокоста стало делом чести вновь появившегося государства Израиль; наконец, богатая еврейская диаспора в различных странах мира финансировала работу историков и выпуск литературы. В результате в фондах московских библиотек нам удалось обнаружить сотни специальных исследований, посвященных геноциду евреев, и только три книги о геноциде цыган.С горечью приходится констатировать, что цыганская трагедия осталась не замеченной миром: шанс достойно увековечить память погибших цыган уже упущен. современном мире нет ни научных сил, ни организационных структур, ни финансовых средств на то, чтобы оценить хотя бы масштабы фашистских преступлений. Уже через два-три десятилетия преуменьшенное число погибших цыган будет фигурировать в литературе в качестве окончательных выводов исторической науки — без всяких скидок на его вопиющую приблизительность.

Стерилизация

Предложение о принудительной стерилизации как методе решения цыганского вопроса внесли немецкие врачи-расисты Роберт Риттер и Ева Юстин; они же отработали методику. В конце тридцатых годов были прооперированы первые жертвы, а далее процесс пошел по нарастающей. Стерилизация проводилась прежде всего по отношению к цыганам Германии, поскольку это выглядело менее варварским действием, чем уничтожение. Даже когда в 1943 году цыган начали истреблять в концлагерях, инерция первоначально принятого метода была очень велика. К 1944 году относится, например, свидетельство одной полячки, которая была вывезена на принудительные работы в Восточную Пруссию. Она рассказывает, что гестаповцы привезли в больницу молодого цыгана и двух цыганок восемнадцати и четырнадцати лет, которые говорили по-немецки и занимались крестьянским трудом. После операции и уколов у них была очень высокая температура, зато задача была решена: им суждено было навсегда остаться бездетными. Стерилизация проводилась не только в госпиталях, но и в концлагерях. Печально известный доктор Менгеле проводил в Освенциме соответствующие опыты, причем его «научные» изыскания продолжались и в 1944 году. Есть информация, что в концлагере Равенсбрюк врачи-эсэсовцы стерилизовали 120 девочек-цыганок. Даже в 1945 году, в разгар бомбежек, когда больницы были заполнены пострадавшими от бомб немцами, малолетних цыганок продолжали стерилизовать; при этом операции проводились так небрежно, что некоторые из девочек через несколько дней умирали в страшных мучениях.

Массовые казни на оккупированных территориях

В славянских и прибалтийских странах цыган начали расстреливать задолго до того, как было принято решение о ликвидации собственно немецкой цыганской диаспоры. Еще весной 1941 года были созданы специальные карательные отряды, в задачу которых входило убийство цыган. Помимо профессиональных карателей, эсэсовцев и полиции соучастниками массовых убийств были лица из числа местного населения. Польские, украинские, сербские, а также другие националисты не только включались в карательные акции, но и совершили немало зверств по собственной инициативе.

В Югославии немцам помогали усташи. Часть цыган бежала в Италию, часть пряталась по лесам. Когда их находили, усташи даже детей рвали на куски или били до смерти. Анжела Хадорович описывает смерть своей сестры и племянницы:

«Вначале девочку заставили рыть могилу, а ее мать, беременная на седьмом месяце, стояла тем временем привязанная к дереву. Ей вскрыли живот ножом, достали ребенка и бросили в канаву. Потом туда же кинули мать и девочку, только над девочкой вначале надругались. Их засыпали землей, когда они были еще живы».

Один табор бежал в Хорватию, пытаясь скрыться от немцев. Усташи схватили 34 человека, среди которых было много детей. После жестоких истязаний их заперли в сарае и сожгли заживо. Это видел священник из ближайшей деревни.

В Польше местные пособники оккупантов запятнали себя самочинными казнями. Истребительный отряд Казимежа Новака, не дожидаясь никаких команд, убил за три месяца около трехсот человек. Другой польский каратель по фамилии Гудзэк самолично расстрелял в один день 93 жителей цыганской слободы в деревне Щурова Тарновского воеводства, включая стариков, беременных женщин и грудных детей. Эта расправа проводилась при содействии немецкого отряда.

Большинство казней навсегда останется под покровом тайны, так как единственными свидетелями были сами убийцы. Таборы, застигнутые в лесу, семьи, схваченные в землянках, уничтожались на месте. Тем не менее некоторые выборочные данные о расстрелах известны. Численность погибших каждый раз колеблется от нескольких человек до нескольких сотен, но, поскольку эти трагедии свершались по всей Польше, общий итог был ужасающим.

Немецкие каратели действовали одним и тем же образом. Они выстраивали свои жертвы на краю противотанкового рва или братской могилы, расстреливали и зарывали, осыпав предварительно известью. В 1942 году в селах Кардымовка и Александровка на Смоленщине немцы зарывали цыган в землю живыми. Русских заставили выкопать две братские могилы — каждая на 200–300 человек. Закопав цыганские семьи, фашисты выставили часовых, которые три-четыре дня сторожили, чтобы никто не выбрался. Очевидцы рассказывают, что земля ходила ходуном... В живых осталась только Софья Мурачковская, которой посчастливилось вылезти на поверхность и скрыться от часовых.

Убийства совершались в Польше и на Украине, в Венгрии и Чехословакии, в Прибалтике и Белоруссии, в Крыму и на Смоленщине, в Молдавии и под Ленинградом. В Югославии цыган казнили в октябре 1941 года в Яницких лесах. Только в Сербии было убито 28 тысяч человек.

Зарубежные исследователи считают, что на территории СССР было расстреляно и замучено не менее тридцати тысяч цыган. Как нам кажется, немецкая документация не отражает реальности. Например, по отчетам карательного отряда из группы армий «Центр» число убитых цыган составляло 78 человек, между тем как только под Смоленском их было расстреляно несколько тысяч. Возможно, это результат чистки архивов накануне поражения. Однако, даже если бы документация концлагерей и карательных отрядов сохранилась полностью, это не внесло бы окончательной ясности. Существует множество свидетельств (в том числе исходящих от немецких генералов), что кочующие таборы расстреливали по собственной инициативе даже рядовые солдаты: каждый из них знал о полной безнаказанности и упивался своей властью над беззащитными цыганами.

Только победа советской армии спасла это национальное меньшинство от тотального истребления.

Материалы из советских архивов тоже не могут пролить свет на то, что творилось на оккупированных территориях. Многочисленные комиссии по расследованию немецко-фашистских зверств оперировали понятием «советские люди» и крайне редко указывали национальность погибших.

Геноцид в концлагерях

Ранней весной 1943 года начались аресты немецких цыган. Часть их уже была загнана в гетто; часть, работая на прежних местах, была на заметке у полиции. По-видимому, неудачи на фронтах повлияли на то, что фашисты больше не медлили. Арестованных свозили на железнодорожные станции, загоняли в вагоны и везли на «фабрику смерти», в Освенцим. Попали в заключение даже цыгане, служившие в армии и имевшие боевые награды.

На территории Польши раскинулся огромный комплекс лагерей: Освенцим — Бжезинка (или, по-немецки, Аушвиц — Биркенау). Австрийских и немецких цыган поместили в так называемый «семейный лагерь» — особый сектор, где мужчин не отделяли от женщин, а детей от родителей. Выжили в Аушвице немногие. В лагере была высокая смертность, вызванная голодом и тифом. Кроме того, эсэсовцы проводили «ликвидации». Так, 25 мая 1943 года из бараков вывели и отправили прямо в газовые камеры 1042 человека. Жить в Аушвице нацисты дозволили в основном цыганам-синти, которых они считали более цивилизованными. Польские, русские, литовские, сербские, венгерские цыгане были приговорены к быстрой смерти. К примеру, в марте 1943 года 1700 человек из Белостока были задушены газом сразу по прибытии.

Когда советская армия в 1944 году подошла к концлагерю достаточно близко, «цыганский сектор» был уничтожен. Детей и неработоспособных задушили газом, а оставшихся вывезли в другие лагеря, находящиеся подальше от линии фронта. Эсэсовцы предполагали истребить со временем и их, но, чем ближе был конец Третьего рейха, тем больше охрана концлагерей задумывалась о возмездии. В последние месяцы, выслуживаясь перед будущими победителями, охрана кое-где не выполняла директивы из Берлина о полном уничтожении узников. Благодаря этому часть свидетелей выжила, и мы могли бы привести воспоминания уцелевших.

Борьба цыган с фашизмом

За свою тысячелетнюю историю цыгане привыкли воспринимать конфликты между державами как нечто непосредственно их самих не затрагивающее. Вторая мировая война стала исключением: победа Германии означала для цыган смерть. Но далеко не все это осознавали. В СССР цыгане не доверяли официальной пропаганде, поскольку в предыдущие годы она насаждала атеизм, хвалила колхозы, оправдывала раскулачивание и уничтожение так называемых «вредителей». Кроме того, опыт общения с немцами, имевшийся у цыган со времен Первой мировой войны, не предвещал для них ничего страшного. Исходя из инерции прошлых представлений, часть цыган, особенно таборных, решила переждать войну и уклонилась от воинской повинности. Уклонение от службы в армии стало поводом для арестов и даже расстрелов.

Одновременно проявилась и другая тенденция. Осознав, что гитлеровский фашизм несет цыганскому народу уничтожение, многие цыгане вступили в ряды вооруженных сил (в том числе и добровольцами). Появились и участники партизанской борьбы на оккупированной территории. Архивы министерства обороны свидетельствуют, что один из цыган, Т. Прокофьев, был удостоен звания Героя Советского Союза. Статистика в данном случае не может отразить действительность, поскольку большинство цыган в паспортах значилось русскими, украинцами или татарами. По имеющимся у нас сведениям, к концу войны было одиннадцать цыган — Героев Советского Союза и множество кавалеров самых высоких орденов. Военные профессии цыган разнообразны: они были пехотинцами, танкистами, летчиками, стрелками-радистами, артиллеристами, десантниками. Цыганки служили санитарками, ходили в разведку. Особая страница в истории цыган — участие артистов, певцов и танцоров в концертах для армии. «Ромэновцы» и члены цыганских ансамблей не только выступали перед ранеными в госпиталях, но и ездили на передовую.

Тема участия цыган в Великой Отечественной войне практически не отражена в специальной литературе. Отдельные упоминания о них, имеющиеся в военной документалистике, разрозненны и пока еще не обобщены. Исходя из этого мы приводим ряд данных, собранных нами в ближайшем цыганском окружении. При всей выборочности этого материала он позволяет судить о значительном проценте участников войны среди старшего поколения цыган, а также о героизме, проявленном цыганами в борьбе с фашизмом.

У Григория Гусакова сын ушел в армию добровольцем. Он был пианистом, жил в Новосибирске, имел бронь. Тем не менее он поехал в Москву, снял бронь, пошел на фронт и погиб.

Павел Михайлович Лятунов, живший в Ленинграде, прошел всю войну, три года служил летчиком-истребителем. Был награжден.

Такой же оказалась военная биография двоюродных братьев Федора и Александра Мурачковских. Оба они были летчиками на протяжение всех военных лет.

Лазо, цыган-кэлдэрар, ушел в армию прямо из табора. Был на фронте до последнего дня, после войны работал парикмахером.

Кэлдэрар Тодоро прошел всю войну. Сын его служил вместе с ним и погиб.

Михаил Дмитриев из поселка Левашово Ленинградской области тоже отвоевал всю войну, имел награды, дошел до Берлина.

Из семьи крымских цыган Казибеевых, живших в Москве, в действующую армию ушло несколько мужчин: Петр Амиджанович, Монтий Оглыевич, Абдиша Оглыевич, Сейдамет Оглыевич. Они были удостоены боевых наград.

Петр Конденко из Самары погиб на фронте в первый же год войны.

Никитин Михаил Иванович из Богдановки тоже погиб на войне.

Трагическая история произошла в семье Егора Кириченко. Его сын Владимир добровольцем пошел на фронт и на подступах к родному городу Харькову подорвался на мине. Получив об этом известие, отец потерял покой. Вова снился ему по ночам и просил похоронить по-человечески. Отцу удалось найти братскую могилу; сына он собрал по кускам и похоронил, — волосы его от горя и ужаса сразу поседели.

Колпаков Иван Алексеевич из Самары закончил войну в Чехословакии, имел ордена и медали.

Русский цыган Григорий Петрович Кузнецов участвовал в освобождении Польши и Чехословакии, имел за это медали. Награжден также медалью «За отвагу».

Заикин Василий Захарович 1917 года рождения — участник двух войн. Прошел финскую войну, а потом сражался против немецких фашистов. Погиб в 1944 году.

Василий Васильков закончил цыганский педагогический техникум в Москве, затем летную школу. Во время войны был летчиком-истребителем. Был ранен в левую руку, мог бы больше не воевать, но добился отправки на фронт и погиб, участвуя в Сталинградской битве.

Николай Александрович Меньшиков окончил танковое училище, прошел всю войну, получил контузию.

Василий Алексеевич Муштаков 1925 года рождения также служил в танковых войсках. Он был ранен, горел в танке, имел награды. Освобождал Будапешт.

Были на фронте и цыганки. Анна Белозерова, Александра Шлыкова и Елена Колпакова окончили курсы фельдшеров. Все они погибли.

Если бы каждая цыганская семья назвала своих родственников — участников войны, их насчитывались бы десятки тысяч. Углубленная работа над этой темой требует специального исторического исследования, причем основным методом должен быть именно опрос родственников. Уже упоминалось выше, что цыгане редко фигурируют в документах именно как цыгане; их фамилии не несут национального цыганского оттенка, — соответственно, архивы министерства обороны не могут быть действенным подспорьем.

Свой вклад в победу над нацизмом внесли и цыгане зарубежных стран. В Словакии Томаш Фаркаш командовал отрядом из цыган и словаков. Его отряд воевал с немцами в горном ущелье. В Сербии и Хорватии многие цыгане примкнули к партизанам Народного освободительного фронта, который был единственной эффективной силой сопротивления. В Албании тоже были цыгане — партизаны или подпольщики. Один из них, Хазани Брахим, устроил диверсию на складе, уничтожив много военных автомобилей и запасы бензина.

Во Франции Жан Бомари помогал партизанам-маки. За это его брат был повешен. Арман Стенегр, ставший после войны президентом цыганской ассоциации и прославившийся как певец и гитарист, был партизанским командиром — его тогда знали под кличкой Арчанж. Во время высадки союзников в Нормандии он вместе с цыганами своего отряда отважно атаковал немецкие части. Заслуги Стенгера были отмечены орденами как британской армии, так и армии Свободной Франции.

Категория: Мои статьи | Добавил: murrshako-rom (28.10.2007)
Просмотров: 1677 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Моя бабушка была цыганкой из города Николаева. Во время войны она пряталась по селам Украины от немцев, так как знала что они уничтожают цыган.Она видела как в Харькове были согнаны и уничтожены вначале цыгане, а потом евреи.Но евреи кричат об этом на весь мир, а РОМЫ-молчат и терпят!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
тест скорости интернета
| Copyright MyCorp © 2017 | |